Путешествие на мотоцикле по Чили, часть 6 — Патагония

Каждый ледник в Патагонии (а их в национальном парке так много, включая Северное Ледовое поле) выдает с десяток-другой водопадов. Мы уж думали, что фотографический пыл к ним давно поубавился, ну, сколько их красивых видано. А тут, невольно все равно тянешься за камерой, мощь!



И как только они держатся…


У этого водопада, неожиданно залипли надолго:) на него можно смотреть как на галографическую картинку, природный 3D эффект

Ледник Эксплорадорес и вершина Сан Валентин, скрытая в облаках. Мы долго растягивали удовольствие от созерцания кондоров и ледника, в тайной надежде, что облака все же разойдутся. Трудно представить, сколько там спрятано в облаках, но если учесть, что точка обзора находится на 219 м.н.у.м, а высота Сан Валентина 4027 метров… там что-то грандиозное!


Ледник Эксплорадорес оказался снова из категории безвозвратно исчезающих ледников. Сегодня масштабы ледника в прошлом можно оценить по моренным грядам и глубине его ложа. Но и в таком виде ледник вызывает трепет. На месте мощного языка, в основном, моренный хаос. Но таки есть еще голубые глаза льда.



Ледниковая река после дождя

Кажется, в Патагонии наше сердцебиение начало учащаться. Любовь! Эта земля бесконечно прекрасна, хоть и сурова настолько, что порой радуемся, тому, что мы всего лишь гости. Прощальный взгляд на озеро Генерал Каррера…



Один раз случайно попали в стаю гусей :) Немного попозировали и под удивленно-восхищенные взгляды взрослых мужиков поехали дальше.


Нет ничего лучше, чем согревающее пламя костра в дождливый вечер у бушующей кристальной реки.

Тут должен был быть длинный текст :) Да и надо ли говорить, что на завтрак у нас были бутерброды с форелью пряного посола? Это была наша первая пойманная рыбина таких размеров! Там её почему-то называли лососем.

В волнах необыкновенной красоты реки Бэкер пролетают то ласточки, то рафтеры :) Но вот эти маленькие, бесстрашные, иногда, кажется, исчезают за очередным валом, но нет, снова появляются…



Удивительно, но факт: отпускать рыбу так же приятно, как и ловить. Этого малька поймала Настя. Вообще, рыбалка приводит к истокам многих рассуждений. Особенно в таких местах, где природа до сих пор величает своего Создателя, где природа все еще священна.


Синева реки Кокран

Сеньора Марисоль провожает нас в дорогу. Марисоль особенная, не только потому, что красивая и веселая, она вот такая хозяйка, у которой все вкусно, а кухня всегда сияет, которая знает травы, к которой вечно то за тем, то за другим приходят соседи, а гостям (вроде нас) не хочется уезжать. В руках у нее полуторалитровая бутылка с вареньем, сваренным накануне. Кисленьким, умопомрачительным сливовым вареньем (почему-то сливы в нем без шкурок и косточек — тонкая работа), которое можно сравнить только разве что с вишневым вареньем. Ну очень вкусное. Так вот, в этот самый момент за секунду до фотографии мы в один голос говорили «полтора литра! это очень много!»
Знали бы мы, как оно будет нас выручать, знали бы мы, что не успеем доехать от Кокрана до О’Хиггинса, оно у нас почти закончится! (всего-то за 270 км)
Надеемся, мы сможем сказать спасибо еще раз, но пока хочется запомнить ее так. Как тихим солнечным утром, когда дом еще только просыпается, она заваривает мате, и тихо разговаривает с первым усатым гостем в черном берете.

Краешек Северного Ледового Щита, и по совместительству, все тот же национальный парк Лагуна Сан Рафаэль. Лакомый кусочек:

Карретера Аустраль это дорога видов на ледники. Настоящий парад самых разнообразных ледяных глыб.


В один день догнали семью французов, которые с шестилетним сыном проводят так свои полугодовые каникулы. У француза-папы у велика есть специальный держатель для переднего колеса велосипеда француза-сына. Когда сын устает, то просто цепляется к папе и едет на жесткой сцепке или в креслице.


Маленький Ноам

На мотоцикле хорошо путешествовать вдвоем. Можно остановиться где хочешь, свернуть куда хочешь. Пассажиру удобнее делать фотографии, советовать дорогу, смотря на карту.

Калета Тортель, пожалуй одна из самых необычных деревень Чили.
Время здесь не то, что остановилось, его здесь будто бы и нет. Есть только одна точка отсчёта — суббота. Каждую субботу в эту бухту на фьорде заходит паром, соединяющий Юнгай с Пуэрто Наталес. Тот самый паром, который является связующим звеном между 11 и 12 регионами, и миновать его, чтобы попасть на южную оконечность Чили, можно лишь выезжая в Аргентину, что мы и сделаем впоследствии.
Билеты на этот паром можно купить в интернете или в калете Тортель. Сесть на паром здесь же — можно только если ты пешеход (ну или велосипедист), в противном случае, нужно ехать примерно 50 км до следующего порта — Юнгай, т.к. только там возможна загрузка транспорта (мотоцикла или авто).
Чтобы попасть в эдакую билетную кассу, нужно оставить свое транспортное средство у подъезда к Тортелю и пуститься в путешествие по деревянным улочкам и ступеням деревни. Там, как это обычно бывает летом, тебе сообщают, что на ближайший паром через три дня билетов уже нет, но есть список с очередью в 27 имен на следующий — через десять дней. О билетах мы решили поузновать больше из любопытства, чем из намерения воспользоваться паромом, т.к. это удовольствие дорогое, но вот эти прогулки по сонной деревне, в которой даже воздух кажется, стоит на одном месте, запомнятся надолго…




Стоит только сделать шаг на первую ступеньку вниз, в Тортель, ты будто погружаешься в сказочную дрему. Там трава и кусты захватывают деревянные дорожки, серые калитки ведут прямо в чей-то дом, в чью-то жизнь, где никто не торопится, где живут будто под водой, на дне неведомого океана. По улочкам снуют кошки и собаки, подкупают тебя лаской и вот ты уже забыв о цели сидишь и гладишь очередного урчащего и мягкого, слившись со всеобщим спокойствием. Корабли и лодочки кажется уже сто лет ждут прилива, обрастают пышной травой, ромашками, и тыкаются своими носами в ноги прохожим как бродячие псы.



Каждый кадр Тортеля совершенно непонятно по чему выравнивать. Только когда смотришь на фотографию, мозг просит дать точку опоры, выбрать хоть одну линию, которая не идет вразрез с логикой. Кажется, дом должен быть в этом плане основательным, но это не так, дом никому ничего не должен и углы его пляшут в разные стороны. Фонари, набережная — и подавно ненадежны. В жизни же совсем всего этого не уловить, наоборот, разнонаправленность, скошенность, покатость и кривизна сливаются во что-то одно целое. В конструкцию, у которой нет изъянов, как нет изъянов в лице приятного человека, который стоит вот здесь, перед тобой.




В хмурые дни печки топят круглые сутки, и от того, по деревне разливается сизый дымок. Сюда газовые баллоны допереть еще сложнее, газ здесь используют только для душа(и то не всегда), и даже готовят на дровяных печках. Нижние ярусы деревни украшают объявления об угрозе цунами, но тут же, практически каждая лестница наверх — маршрут спасения, главное только уметь быстро бегать по узким и крутым деревянным лестничкам.

В прошлой части мы рассказывали, как у нас появились проблемы с задним колесом и приходилось менять и чинить камеры чуть ли не каждые 50-100 км. Порой это были хмурые дни. Хмурые настолько, что даже фотографировать не хотелось. Все эти пейзажи вокруг выглядели зачарованными, кондоров уже перестали считать. Благодаря подсыхающей заплатке на камере, у нас была возможность наблюдать за целым днем семейной жизни этих величественных птиц. Заплатки же весч ненадежная. Мы добрались в самое сердце Патагонии и думали, как будем оттуда выгребать))) Приключения!



Бесплатный паром в Рио Браво и одно доброе летнее утро. 40 минут переправы это отличный повод выпить чая с вареньем. Кстати, впервые за все путешествие, у нас абсолютно закончился весь чай, в том числе чилийский и перуанский. Почти закончилась титикакская мунья и травы, собранные в высокогорьях. Смородиновых листьев много, в том числе в лесу, но… Кажется уже совсем скоро придется переходить на аргенинский чай — матэ. Т.к. даже на Чилийской стороне это уже практически единственный горячий напиток, который можно найти.

Практически вся Патагония усеяна сетью маленьких аэродромов. Некоторые являются воротами в отдаленные уголки национальных парков, другие создают доступ к частным владениям, третьи принадлежат военным базам. Самолетики и вертолеты снуют то там, то тут. Бывало, прямо у нашего кемпинга приземлялся частный самолетик и из него выгружались человек 15 брутальных мужиков, в снаряге, в комбезах и темных очках.
В отеле у взлетно-посадочной полосы их уже ждало целое стадо мотоциклов, привезенных накануне из Сантьяго и ныне готовых к пробегу. Видимо, какое-то время они разбирали и пробовали коней, по горам разлетался треск и рокот моторов, на следующий день начнется их путешествие, а пока жители деревни передают из уст в уста сколько человек приехало, кто их привез и какие у них планы…

Если у чилийца из Патагонии спросить «а видели ли вы кондоров?» То на лице его появляется маска равнодушия. «Да их тут много… Таааам, вон таааам живут (палец выписывает круговые и, кажется, хаотичные движения)» Но вдруг, за этой маской начинают сверкать искорки, и равнодушие исчезает «но здесь водятся… Дятлы! На прошлой неделе я видел одного!» выдает с неподдельным воодушевлением чилиец.
Как много мы смеялись над этим воодушевлением и радостью каким-то дятлам! Они очень большие, шумные и смешные! Как из того самого дурацкого мультика (кстати, стало понятно почему тот дятел так смеется, эти издают очень похожие звуки). Классные оказались дятлы! :)

Когда Патагония в дожде и гор вокруг совсем не видно, можно присмотреться под ноги. Куда бы ты ни пошел, под ногами безумная, потрясающая коллекция мхов и лишайников.



Но когда дождя нет, то мир вокруг разрастается. Лишайники в нем уже трудно разглядеть, взгляд притягивают горы и переливы цветов рек.


11-й регион Айсен славится эндемичными уэмулями — особый такой вид оленей. Банеров с этими уэмулями вдоль Карретеры Аустраль несчетное множество, поэтому мы уже знаем, как они выглядят, хоть и не видели их вживую — олень средних размеров с малоразветвленными торчащими рожками. Но вот самих животных увидеть сложно. Как водится, по вине человека они находятся под угрозой (спойлер — в Аргентине мы их все таки встретили!). А на фотографии следы крупного уэмуля и ботинок для масштаба.

Это коряга предсказание о встрече с длинношеей птицей, ловящей рыбу:

Глубочайшее озеро всей Южной Америки — озеро О’Хиггинс. Именно на нем мы закончили пробег по шоссе номер 7 или Карретере Аустраль. Наверное, это первая легендарная дорога на нашем пути, которую мы прошли всю-всю, километр за километром, смакуя каждый день. Прошила эта дорога наши сердца крепкой строчкой, запала в душу своим гравием и покрыла пылью воспоминаний (прямо страшно пошевелиться и стряхнуть).

Еще немного диалогов о рыбалке. Наша рыбалка в Чили началась с покупки лицензии. Она дает право рыбачить в разрешенных местах в сезон и продается на неделю, месяц или год. Годовая лицензия стоит около 3.5 тысяч рублей, месячная 2.5 примерно. А вот купить свежую рыбу, в отличие от лицензии, практически невозможно, т.к. любой товарный оборот с участием местной рыбы запрещен (рестораны и кафешки зачастую готовят замороженного выращенного лосося), лицензия дает право на лов 3 рыб суммарный вес которых не превышает 15 кг. Продавать пойманную рыбу нельзя. Штрафы за ловлю рыбы без лицензии большие.





Шторм на улице — время для круга другого мате. Все еще удивляемся тому, как быстро получаем ответы на заданные вопросы! Вчера поймали неизвестную рыбу и задались вопросом «кто это?» а сегодня за наш столик в кемпинговой столовой садятся Брайан и Джасмин — биологи ихтиологи из Калифорнии :) Вскоре наш увлеченный разговор о рыбах, рыбалке и Южной Америке слушала уже вся столовая! Рыба наша зеленая оказалась окунем, эндемичным видом окуня для Чили.

На другой день мы все вместе отправились на рыбалку. Наконец-то мы увидели, как в действительности работает нахлыст! Во-первых это красиво. Во-вторых — это очень тонкая работа, которая включает внимательность и наблюдательность. В-третьих это интересно и похоже на хитрую игру.


Две недели ожидания новых камер из Сантьяго пролетели незаметно. Наша вынужденная остановка подошла к концу! Маленькая жизнь прошла у нас в этой крохотной деревне.
Фанфары! Мы получили, наконец, эту посылку! И жутко счастливы) Можно ехать дальше! Пусть транспортная компания потеряла ее в другом городе (несмотря на выделение маркером Вийя О’Хиггинс), но в итоге она здесь! Патагония сама по себе дыра, а если помножить это на южноамеиканский подход к делу, то дыра в квадрате! Но, странный стук зовет в дорогу… и это определенно сердце, двери у нас нет.


В О’Хиггинсе мы повстречали известного турецкого путешественика. Серкан из Турции и на своем мотоцикле объехал уже пол мира, следуя за ветром (именно так переводится его инстаграм @ruzgarinizinde). От встречи с такими людьми внутри как-то все расправляется, как-то тепло становится. Наверное поэтому путешествие по России (тоже на мотоцикле) у Серкана сложилось очень хорошо. Жутко смешно и весело было слушать о его приключениях у нас, о нас, русских, из его рассказов:) У доброго сердца добрый путь!


Стоило наступить осени, в воздухе запахло переменами. Туристам теперь меньше внимания, некогда. С дальних пастбищ пригоняют лошадей, собирают из долин скот. Деловые собаки снуют за хозяевами, женщины убирают теплицы, готовят к зиме. Скоро сбор урожая (какого?? Но так тут говорят) и традиционные осенние праздники с родео и жаркой быков.


Патагония дикая, и еще долго будет такой. Не по зубам она многим (вот мы тоже не особо от дорог удаляемся) И это так хорошо.

В следующей части мы закончим путешествие по Чили, побывав в национальном парке Торрес Дель Пайне и на Огненной Земле в гостях у королевских пингвинов. Оставайтесь с нами



Будем рады вашим комментариям! :)

Добавить комментарий