Путешествие на мотоцикле по Бразилии, часть 1

После Уругвая мы приехали в Бразилию.

Оказалось въехать в Бразилию=въехать в лето Мы даже не успели раздеться, настоящая жара в 27 градусов придавила и расплавила так, что мы два дня не могли собраться в кучку. Акклиматизация бывает необходима даже при езде на мотоцикле.

Маленькие колибри жужжат, как шмели вокруг деревьев. Такое ощущение, что мы сняли пыльные очки всё вокруг неистово яркое, несмотря на зиму. Воздух втекает в лёгкие, как нечто тугое — так много в него намешано. Мы потихоньку раздеваемся, и уже имеем на себе укусы мошек и комаров (вот уж забыли о них так забыли))) Медленно, как черепахи, передвигаемся по жаре. 27 градусов… Всего лишь 27 завтра еще 300 км вглубь, а значит будет больше!

После предупреждения «мы не говорим по португальски» обычно продавец в магазине или пограничник, или наш хост айрнби, или охранник археологической зоны или… да кто угодно! продолжают ещё долго что-то рассказывать. Мы вслушиваемся по-честному, внимательно, нащупывая как камни в мутной воде привычные для испанского слова, но смысл, конечно не собрать.

Донья Инес и её хлебушки из маниоки, «пау да кежу»

В Бразилии близ реки Уругвай шерба уже не шерба, и даже не йерба, а мягкая, очень зелёная, смолотая почти в пыль эрва. И да простят уругвайцы, а именно здешние традиции имеют смысл и хранят в себе ключи к пониманию всех этих непонятных ранее «ритуалов» заваривания, которые весьма своеобразным образом распространились на юг и почти утратили своё значение. Здесь, на бывших землях иезуитской миссии, благодаря которой традиции питья мате не прерывались глупым презрением испанских конкистадоров и португальских рабовладельцев, мате пьют почти так же, как и индейцы, до того несчастного для всего Нового Света случая — открытия Колумбом Америки.

Кстати об иезуитах, к которым мы питаем симпатию. Городок Сао Мигеу дас Миссиоэс сегодня ценен для любителей истории, архитектуры и желающих посмотреть правде в глаза. Сегодня глазами правды остаются руины крупнейших редукций миссии ордена иезуитов. Руины охраняются ЮНЕСКО как всемирное культурное наследие. Хотя, по сути, конечно, являются скорее памятником неоправданной дикости завоевателей Южной Америки.

Однодневный визит в Аргентину

Граница Бразилия-Аргентина, переход Dionisio Serqueira. Пока что самый неприятный переход, на котором мы были 4 часа. На бразильской стороне всё расслабленно и вообще никого почти нет на границе. Нужно чуть раньше границы в городе найти Policia Federal и поставить штампы о выезде.

На аргентинской стороне все оказалось сложнее. Как обычно миграционщики полчаса считали, сколько нам можно находиться дней, просчитывая все штампы снова и снова, мусоля паспорта. Затем работники таможни сказали, что мы въехать не можем, т.к. у нас нет Green Card — страховки. Надо признать, что это в первый раз за все время у нас ее спрашивают. Причем не удалось добиться официальной бумаги, на которой было бы сказано, что нам нужна Грин Кард. При этом пограничники показывают на вывеску в городе большими буквами «Грин Кард» и говорят, что нам нужно пойти и купить страховку там. После препирательств я сходил и купил эту бумагу (на минимальный срок 15 дней за 600 руб, хотя нам нужно было всего 2 дня). По возвращению они выдают новую штуку: «у вас запаска новая, вы не можете въехать с ней, мы ее конфискуем!» Тут мы встали в шоке. Другая новость — они не признают документы на мотоцикл, хотя у нас все легально, все на руках. Дело в том, что на перуанских документах (пластиковой карте) не пишут имя владельца, а его можно узнать, вбив номер транспортного средства на перуанском гос.сайте. Я сходил распечатал с интернета эту информацию. Пограничников это не устроило. Мы стали ждать еще один час главного шефа таможни.

Начальник аргентинской таможни пришел, ему все рассказали и он без проблем одобрил наш въезд, самолично выдав временный ввоз. Покрышка осталась у нас.
Проблема оказалась лишь во вредных коррумпированных пограничниках, имена которых не удалось узнать, так как сами они их выдавать отказывались, а другие работники перехода также их не выдавали.
В общем, мафия.

А въехали мы в Аргентину снова затем, чтобы посетить потрясающие водопады Игуасу с двух сторон — с аргентинской и бразильской.

Утром, когда открывается национальный парк Игуасу для посетителей, просыпаются и коати. Банда мохнатых зверей разного размера, шуршит по деревьям вниз, устраивается у сужений туристических троп и жмурясь, зевая после сна, вынюхивают жертву, не спрятавшую свои бананы или печенье.

Коати (а в центральной Америке их называют писоте — хорошо звучит и то и это) — на языке гуарани означает длинный нос — самые милые и хитрые существа местной сельвы. Удивительные и умные. Они, как и лисы, как и еноты относятся к семейству псовых, но отличаются от всех перечисленных, да и от других представителей семейства очень сильно. У них сложная социальная организация, имеющая определённые периоды, сложные социальные отношения, широкие вкусовые предпочтения и очень игривая натура. Еду коати находят себе в подлеске, а спят повыше от земли, забираясь в кроны деревьев и листья пальм. У них нет сильной привязки к времени суток, своим распорядком сна они похожи на нас с вами и могут его менять в зависимости от потребностей.

Коати всё схватывают на лету, поэтому туристов национального парка настоятельно просят не прикармливать диких животных. Во-первых, печенье, хлеб и другие наши человеческие продукты вредят им и портят их здоровье (это кстати, относится абсолютно ко всем диким животным на планете). С плохим здоровьем в сельве выживать очень сложно, даже в национальном парке. Во-вторых, дикие животные быстро понимают как добывать вкусненькое. Коати буквально бандами нападают, чтобы отобрать пакет.

Национальный парк имеет территорию небольшую, но достаточную, чтобы её было невозможно обойти пешком человеку за день. Даже по всем тропинкам и дорожкам (по обе стороны реки). Находясь внутри сложно поверить, что парк зажат плотной сетью дорог и городов, а так же скучными сельскохозяйственными угодиями.

Этот Эдем ещё не так давно был землёй гуарани. Которые жили простой жизнью, разумной не чрезмерной охотой, земледелием, не наносщим вред сельве. Они ходили здесь почти голые, не опасаясь змей и насекомых… Потом пришли европейцы и просто отобрали всё. Теперь, имеем то, что имеем… И только как в песне Марсио Фарако " пустая каноэ плывет по реке". Хотелось бы оказаться в прошлом здесь… Хоябы на 24 часа… Сесть на камень в потоках водопада, смотреть и слушать… Впрочем, об Игуасу просто невозможно ничего говорить. Не нужно. Нет слова, которые соответствовали бы величию этого места. Давайте, мы погрузим вас в него без слов далее.

Небольшая часть обитателей парка:

Переночевав одну ночь на аргентинской стороне на следующий день мы вернулись в Бразилию.
Переход Foz do Iguazu оказался простым. С одной стороны ставим штампы о выезде, сдаем времянку. С другой стороны ставим штампы о въезде и узнаем, нужна ли нам времянка. Можно ее не делать, но мы предпочли оформиться, чтобы было спокойнее. Забегая вперед, скажем, что при выезде в Боливию мы не сдавали бумаг о моцике в Бразилии, только поставили штампы в паспорта.

Тонны ежесекундно падающей воды, каждая капля которой разрывается при падении многократно, пока не превратится в пыль, вылетающую к кронам деревьев, оседающую на перьях птиц и наших лицах, превращающуюся в облака. Вот он этот космос капель водопада реки Игуасу, на фото. Мы, кстати нашли точку с электростатическим заряженным воздухом. Она на Бразильской стороне (удивительно, бразильский берег реки Игуасу намного суше) и там, как положено, у всех торчат волосы, как в США на Ниагаре)))

Признаем, что ни одна фотография не способна передать действительного величия и мощи этого природного чуда… хочется никогда не забыть в подробностях всего того, что мы там испытали.

В отличие от Чили и Аргентины, Бразилия гораздо свободнее от колючей проволоки и проволочных заборов. Поля открыты и зовут своими дорожками. Есть такие страны вот, вангоговские, будто написаны смелой кистью, размашисто и сочно, красота не в тонких деталях, а в сочетании цветов и цветовых пятнах. В осязаемом свете… Будто писали её, увлекаясь не академичностью, а огромным воздухом, пытаясь захватить всё пространство сразу. Вот и Бразилия такая! Её прямо хочется писать! Даже если не умеешь к счастью, есть камера… помогающая запечатлеть.

Юг Бразилии заселён очень плотно, просторно стелятся лишь поля и пастбища. Да плантации мате. И сеть дорог весьма плотная. Правда, иногда дорога может быть мощеной булыжником или вовсе из утрамбованной глины (но всё же она есть). А вот мосты есть не всегда, и там, где их нет вот такие паромные переправы. Эта переправа через реку Уругвай, кстати:

Одна из самых популярных мечт среди тех, кто склоняется по миру — открыть свой хостел. А мы, пожалуй, откроем шиномантажную мастерскую )))
А если без шуточек, то порой удивляешься, как все вовремя! Откатали на аргентинской покрышке ровно 15 тысяч км, вроде и пора менять, а вроде тянет на какой-то рекорд))) Но тут, гвоздь на дороге, как напоминание — давайте-ка завязывайте со своими рекордами!

Бразильские араукарии как вид насчитывают примерно 200 миллионов лет. Это никак не влияет на отношение человека к этим изумительным деревьям… И хоть путешествуя по югу Бразилии никогда не подумаешь, что положение у этих деревьев плачевное, за последние 200 лет их численность была сокращена примерно на 97% от той, что существовала до прихода европейцев. Уничтожали их прежде всего ради ценной древесины, но уже до такой степени, что сегодня опасность приносит и ежегодный сбор урожая семян араукарий, которые раньше являлись важным компонентом питания индейцев.

Сегодня семена идут даже на экспорт в соседние страны. Вместе с араукариями исчезает и лес — те виды флоры и фауны, которые напрямую зависят от них. Нам, конечно, перепало настоящее счастье увидеть их… Дикими, свободно раскинувшими свои руки над диким лесом. В наши дни этот вид буквально доживает свой золотой век. Нам перепала и заноза в сердце… Снова и снова мы видим, как человек вероломно подминает под себя неповторимую и чистую природу, оставляя после себя лишь пустыню, заваленную мусором. Сколько видов должно исчезнуть, прежде чем мы остановимся? Насколько мы должны погрязнуть в отходах, сколько летних дней потерять, прежде чем поймем, что нужно менять отношение к способам жизни?

Мы жаждали посмотреть Национальный парк Араукарии и ехали туда целенаправленно и специально. На месте же обалдели от красоты и сильно расстроились… Что-то это всё напоминает. Национальный парк только лишь называется так и представляет из себя разрозненные кусочки леса без инфраструктуры, дорог, рейнджеров и вообще любых атрибутов национального парка. Лоскуты охраняемой территории чередуются пастбищами, маленькими поселками (местные жители сжигают мусор на обочинах дорог) и бесконечными… бесконечными плантациями эвкалиптов и сосен.

Единственная дорога, проехав по которой можно коснуться границ кусочков парка выводит на задворки… Целлюлозного завода с едко вонючими отстойниками кипящей чёрной жижи, которая сливается в одну из рек, бегущую в нацпарк. С невысокими трубами распускающими шлейфы вонючего дыма на десятки… Десятки километров… И это всё у границ этого самого национального парка. Там, где ещё остались кусочки редкого девственного леса среди потрясающе красивых холмов и долин, в уникальном уголке нашей планеты… Нереально печальное зрелище. Словами не передать…

Затем мы добрались до Флорианополиса. Около года мы беспрерывно ехали с Перу через Чили, Аргентину и Уругвай. Так устали, что взяли 2 месяца перерыва, сняв уютную квартиру в шаговой доступности от океана. Серфинг, фрукты, небольшие поездки вокруг, работа фрилансом, просмотр сериалов, горячий душ, своя стиральная машина, готовка русской еды на собственной кухне… Кайф :)


ящик овощей и фруктов за 11 долларов

Пляж у дома


Привет, Флорианополис! Потрясающий город, частично осевший на материке, частично заползший на остров. Огромный и зелёный, с чистыми пляжами без мусора, мангровыми зарослями и порой, даже чистыми речушками, бегущими в океан. Выглядит, как мегаполис, но количество жителей не дотягивает совсем чуть-чуть до пятисот тысяч.

Иногда на побережье прилетали штормы. 3-4-5 метровые волны с грохотом приходили сетами. Самые большие волны идут в конце сета и выглядит все это как война воды и ветра. Кажется, в этой стихии просто невозможно выжить… Потрясающей силы энергия.

Поверхностно кажется, что каждый живет в Бразилии как захочет. Нет какого-то общего фокуса на чем-то, самое частое признание муралей и граффити «я люблю тебя, Флорипа!», никаких тебе призывов революции и предвыборных лозунгов (как в Аргентине или Перу)

Расслабленность и доброта, «не воспринимать серьёзно» — это то, что витает в воздухе. Это трудно объяснить. Может быть, феномен островной жизни (мы уж подзабыли как там, на материке). Дни недели среди жителей Флорипы немного теряют своё значение (не абсолютно, но почти). Здесь погода — задает ритм. Если пришёл хороший ветер, его нужно праздновать. И вот, уже лагуна забита кайт и винд серферами. Пришли волны — пляжи покрываются «морскими котиками» в неопрене с досками. Наблюдая это, даже без участия, заражаешься восторгом от жизни. Много раз замечали закономерность: собираясь в одном месте довольные люди создают определённую атмосферу, в которой жутко приятно находиться. Наверное, это один из секретов, притягательности Флорианополиса. И если бы нам двоим от жизни нужно было бы только это самое чувство «приятного нахождения», мы бы наверное могли бы тут жить.

Между островом и материком не бывает больших штормов, там всегда тихо, спокойно и проточная вода летом прогревается хорошо. А это идеальные условия для выращивания устриц. Не попробовать их здесь нельзя, потому что достают их буквально за пару часов до подачи на стол (или продажи). И стоят они здесь совсем не космических денег. Тем паче, устрицы не только хорошо сочетаются с вином, но могут и посоревноваться с ним многообразием вкусовых оттенков, которые как и у вина зависят от условий выращивания (температура, солнечность, состав моря, климат в течение созревания).

Часто подглядываем за бразильцами:) район у нас можно сказать рафинированый, так уж сложилось случайно совсем, но очень кстати. Другая Бразилия нам ещё предстоит.

Местные рыбаки и их хороший улов. Рыба-то золотая! Могли бы желания загадать, а они ее есть собрались) Хорошие мужики.
-можно сфотографировать?
-даже нужно, носа! пусть твой мариду их подержит!
-ого да в них наверное килограмм 8!
-да побооольше наверное! ну 10-12!

Когда океан бушует, в воздухе буквально висит соль. Она, кстати, оседает не только на окнах и витринах, и домах (их тут строят кто во что горазд), но и на нашем Друге. Каждая вылазка начинается со смазки цепи (а если вылазок нет, то все равно нужно чистить цепь), и со стирания соли на зеркалах и фарах. Но есть в этой соли и плюс. Созерцательный…
В закатном свете солнца вся эта взвесь становится похожа на нежный шелк, которым завешаны улицы -куда ни глянь — и мангровые заросли, и холмы вокруг — тоже в этом шелке. Мягкая, как кошка дрема.

В следующей части продолжим рассказ о Флорианополисе и продолжим путь через Бразилию. Оставайтесь с нами!



Будем рады вашим комментариям! :)

Добавить комментарий